6288

В Сергиевом Посаде у женщины изъяли четырех малолетних детей. Они не ходили в школу и сад, жили в захламленной двушке без ремонта и удобств, спали на одном диване. Опека забрала их, а мать готовятся ограничить в родительских правах. Женщина сопротивляется и настаивает на своем, но жизнь и здоровье детей важнее скандальных заявлений.

В апреле 2021 года жители одного из домов в Сергиевом Посаде забеспокоились из-за постоянного шума соседей, рассказал «360» начальник управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Сергиево-Посадскому городскому округу Дмитрий Лаврентьев. На шестом этаже в квартире часто шумели — многодетная семья с четырьмя малолетними детьми от двух до девяти лет. После многочисленных жалоб на место приехали полиция и органы опеки — соседи обратили внимание, что дети неопрятные, не ходят в школу и детский сад.

После визита в жилье социальным службам пришлось собрать комиссию по делам несовершеннолетних и в срочном порядке отправить дело в суд, чтобы изъять детей из семьи. Сейчас все четверо находятся в больнице на обследовании. В Министерстве здравоохранения Московской области заявили, что состояние детей стабильное, они круглосуточно остаются под присмотром медицинского персонала.

«Деток содержать можно»

В квартире органы опеки увидели не только стесненные условия и отсутствие ремонта, но и страшную антисанитарию. Дети сидели полураздетыми в груде сваленных на полу вещей. Вместо кроватей два «дивана» — так мать называла старые поролоновые матрасы на полу. В бельевом шкафу нет дверей, вместо плиты — электрическая плитка прямо в комнате. На стенах во всей квартире обои либо ободраны, либо не поклеены совсем, сверху — детские рисунки. В кладовке женщина хранит мешки с цементом и арматуру для ремонта.

«У нас одно помещение относительно пригодно для жизни — здесь есть диванчик, второй диван есть в другом помещении. Те комнаты можно изолировать, коридор недоделанный. В принципе, здесь нет цемента, здесь есть полочки, деток все равно здесь содержать можно, сказать, что тут бутылки разбросаны, нельзя», — сказала мать «360».

Однако женщина уверена, что детей у нее изъяли не из-за этого. Помимо состояния квартиры, многодетная мать сильно задолжала ТСЖ — почти 100 тысяч. Именно из-за этого, уверена женщина, председатель ТСЖ якобы подговорил соседей постоянно жаловаться на семью в полицию.

«Да, очень бедно, но ко мне пришли, в бумаге четко написано: на основании того, что я задолжала этому ТСЖ, у меня приказано срочно изъять детей и передать органам опеки. Фактическое обоснование — задолженность», — уверена мать.

Дела наследственные

Соседка Виктория уверена, что женщина абсолютно нормальная, не пьет, не курит и имеет все возможности жить так же, как все. «У нее достаточно обеспеченная семья, у нее осталось от мамы наследство, в которое она не хочет вступать: машины, квартиры, дома. <…> Почему у нее долг за квартиру? У нее квартира не в ипотеке», — заявила она.

Сама мать тоже подтвердила, что средства для существования у нее есть — она с детьми живет в квартире, которая досталась ей от матери, но за три года в права наследства почему-то так и не вступила. Оказалось, что у многодетной матери есть еще как минимум две квартиры, которые она сдает, а на полученные деньги содержит семью. По ее словам, на еду детям этого хватает, а вот на погашение долгов перед ТСЖ уже нет.

У меня есть квартира, которая находится в собственности у меня и у троих моих детей. Другая. Мы ее сдаем, а здесь мы, как говорится, кантуемся, я делаю потихонечку ремонт. Мы ее сдаем, чтобы у нас был доход стабильный.

Тем не менее даже сейчас, когда детей из семьи уже забрали, мать все равно планирует жить с ними в этой квартире. Продать она ее не может, так как в наследство не вступила. Больше того, соседка заявила, что когда женщине предлагали помощь, та отказывалась. ссылаясь на то, что «в деньгах не нуждается, в вещах, что у нее все есть».

Соседи также рассказали, что предлагали помочь семье и продуктами, и вещами, но она от всего отказывалась. Сама многодетная мать объяснила это тем, что вещи ей якобы приносили потасканные, так что она не хотела их брать.

При этом, по словам Дмитрия Лаврентьева, на семью уже однажды жаловались в 2014 году, тогда они жили по другому адресу, все условия для нормальной жизни в той двухкомнатной квартире были. Жаловались соседи на шум — но всего один раз. И до 2021 года поводов снова заинтересоваться ситуацией у органов опеки не было.

«Форма нормальной древнерусской семьи»

Обеспокоило опеку и то, что дети не ходили ни в детский сад, ни в школу. Объяснила мать это тем, что дети должны воспитываться вместе.

У меня шел один ребенок за другим. Я сижу с одним, рядом другой учится, помогает мне, и это форма нормальной древнерусской семьи, когда старший ребенок с мамой, всегда помогает, учится, воспитывается мать.

Для старших мать оформила форму семейного образования: в первом классе на аттестацию можно было не приходить, а вот со второго нужно было появляться каждые полгода, чтобы подтвердить, что ребенок учится. Но этого не происходило. Женщина рассказала, что приходила в школу, чтобы попросить перевести младшего ребенка экстерном во второй класс.

«Мне начали отказывать, говорить, что необходимо медицинское освидетельствование, полный анализ психиатрического потенциала ребенка, чтобы адекватно определить, в каком классе он функционально может учиться. Мне сразу отказали: ему восемь лет, ей семь лет, значит, он во втором классе, а она в первом», — объяснила она.

Соседи также пожаловались на то, что дети в этой семье «дикие» — общаться с другими не умеют, дисциплины не знают, ходят грязные. У других маленьких детей они якобы отбирали кепки, а мать это поощряла. Также рассказали, что женщина кричит матом прямо на детской площадке.

Совместными усилиями

Дмитрий Лаврентьев объяснил «360», что 1 июня будет судебное заседание, на котором рассмотрят вопрос ограничения женщины в родительских правах — в таких обстоятельствах это просто необходимо. Опека также будет просить провести психолого-психиатрическую экспертизу с матерью, так как в общении — в том числе и с опекой — она не всегда ведет себя адекватно.

«Мама категорически не шла на контакт, либо не открывала дверь, либо выходила в подъезд и никого в квартиру не пускала. Единственный момент — она показала нам детей, что они в порядке», — сказал Лаврентьев.

Главная цель органов соцзащиты в том, чтобы сохранить семью, при этом добиться соблюдения достойных условий жизни для детей. Поэтому на повестке стоит вопрос о том, чтобы помочь маме сделать ремонт — иначе дети просто не смогут вернуться домой. При этом женщине готовы оказать любую адресную помощь.

Никто не заинтересован в том, чтобы дети воспитывались в организациях, наша задача — это, безусловно, сохранение биологической семьи. Но для того чтобы дети воспитывались в семье, необходимо создать определенные условия для их полноценного воспитания, развития и нормального проживания

Дмитрий Лаврентьевначальник управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Сергиево-Посадскому г. о.

Сама мать после того, как детей забрали, пошла на контакт. Она убралась в квартире, стала общаться с социальными службами, даже оказалась готова пройти медицинское освидетельствование, если это понадобится.

«Сейчас я собираю документы, даю понять, что мы не бомжи, что у этих детей и у меня есть жилье — мы просто оказались в ситуации, что я сдаю официально две квартиры, чтобы иметь доход, потихонечку делаю ремонт, забочусь о детях с утра до ночи», — заключила она.

360

Поделиться:

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы